Запись на прием к психологу
8 499 403-15-77 info@psycounseling.ru
круглосуточно
без выходных

Индивидуальные расстановки Хеллингера

Расстановки были основаны Б. Хеллингером во втором десятилетии XX века. Сначала появились семейные расстановки, и касались они работы с семьей и семейными проблемами; метод расстановок применялся в групповом формате. Затем, последователи Хеллингера и ученики последователей стали создавать другие направления: организационные, структурные, телесные расстановки и др. Появились разные школы, например, американская или французская уже отличаются от первой немецкой школы.
 
Чтобы узнать о расстановках, нужно знать три самые, по-моему мнению, важные вещи. Первая – собственно, сама форма работы. В группе выбирают участника на членов семьи, других людей, в т.ч. умерших, а также абстрактные фигуры (судьба, война, время и пр.). Выбирает его клиент, но иногда это может сделать терапевт. Затем клиент (а реже, терапевт) расставляет заместителей в пространстве, согласно его «внутреннему образу». Так, заместитель ребенка может стоять лицом к отцу, а мать в это время – далеко от обоих. Заместителей в большинстве школ терапевт опрашивает о чувствах и ощущениях на этом месте, а затем он осуществляет интервенцию, то есть, опираясь на запрос клиента, феномены в расстановке и свое внутреннее чувство и опыт, он меняет положение в расстановке в пользу решения (или принятия). Решением Хеллингер называл примирение, поэтому, как и другая любая работа с психологом, расстановка иногда оставляет осадок сложных переживаний, но субъективно они ощущаются как «правильные». Это делается, обычно, с помощью разрешающих фраз, которые один заместитель говорит другому. Пример разрешающей фразы: «у меня есть свое место, а у тебя твое»; сказанная в нужном направлении, она становится эмоционально заряженной, и меняет внутреннее состояние клиента и заместителей.
 
Вторая вещь: феномен заместительского восприятия, как основной инструмент метода. Неожиданно для всех, и для меня в том числе, было осознать, что когда кто-либо встает на место члена семьи клиента, он ощущает то, что ощущает на этом месте обозначенный член семьи. Это не является магией или каким-то особым даром, это присуще всем людям, и я думаю, подобное мы и используем, когда вдруг понимаем чувства другого человека.
 
Третья вещь: это важность семейной истории в семейных расстановках, в которой лежат корни проблем сегодняшних. Это означает, что расстановка хорошо работает с такими запросами, как «синдром годовщины» или сложными чувствами или ситуациями, зная причину которых, недостаточно их принять и успокоиться, или найти силы и изменить. Кроме того, расстановка может помочь при работе с заболеваниями, трудностями на работе, при выборе профессии, разводах, депрессии, трудностях с подростками и детьми, суицидальными наклонностями, хотя на самом деле, расстановка работает с чувствами, связанными с данными проблемами, но не с самими ситуациями. В расстановке достаточно чувствовать и пребывать в состоянии, и чем меньше слов и описания проблемы – тем лучше. Так как в ней почти нет анализа, и степень «убегания» в мыслительную деятельность минимален, она является очень эмоционально насыщенным методом, и требует более долгих перерывов между сессиями, чем другие модальности психотерапии.
 
И пожалуй, еще одна вещь, которую стоит знать про расстановки – это фигура Берта Хеллингера, который был не психотерапевтом, а священником и изучал разные подходы психотерапии: гипноз, первичную психотерапию, психоанализ и др. Хеллингер осуществлял миссионерскую деятельность в Африке, где обратил внимание на несомненную связь потомков и умерших предков, предпринял попытки объяснить по-новому понятие совести, которую религия и социум долгое время оставляли неприкосновенным для обдумывания. Про основателя расстановок иногда неплохо знать потому, что так более понятны идеи, лежащие в парадигме расстановки, которая находится на стыке психотерапии и целительства.
 
В нашем центре можно записаться на работу в индивидуальном формате. Индивидуальная расстановка осуществляется на фигурках, якорях, стульях или ассоциативно-метафорических картах, то есть вместо заместителей выступают перечисленные предметы. Предметы, к сожалению, не дают обратной связи, но зато работа становится более динамичной, и в работе, как мне кажется, имеет большее значение контакт терапевта с клиентом, который сам по себе может быть весьма терапевтичным в некоторых способах взаимодействия.
 
Как и психотерапия, расстановка, работает только тогда, когда мы в нее верим. В расстановке с этим еще более жестко: не стоит тащить кого-то на расстановки насильно, на расстановку нужно идти с желанием прийти именно на нее.