Запись на прием к психологу
8 499 403-15-77 info@psycounseling.ru
круглосуточно
без выходных

Три истории о людях «ну очень нуждающихся в работе»

По роду своей деятельности я общаюсь с людьми, которые хотят получить новое место работы и что-то для этого делают. С той или иной степенью успешности, но все же… Для меня это такое нормальное положение вещей. Человек старается, у него не все получается, он обращается за консультацией, снова пытается, работает над собой.
 
Но в один прекрасный день (правда, в течение одних суток) мне довелось пообщаться с тремя персонажами, которые существенно дополнили мои представления об особенностях поведения нуждающихся в работе людей.
Спасибо им большое. За то, что подкинули мне, сами того не зная, идею для этой статьи. Итак, вот их истории…
 
История первая.
 
Я закрываю вакансию Торгового представителя. Мне звонит кандидат. Сам. Мужчина, 40 лет. Рассказывает о своем опыте. Рассказывает о том, что у него есть база. Ну, база там не слишком большая, но и не маленькая.
 
Мы заканчиваем с формальной частью, телефонное интервью позади. И тут мужчину понесло. Он мне в красках начинает рассказывать, какие девочки из отдела по работе с персоналом плохие. В какую компанию не пойдет – везде плохие эти девочки. Много анкет подсовывают, много вопросов задают, в итоге «завтраками» кормят или вовсе не перезванивают. В общем, девочки из HR-отделов ужасные-ужасные, мешают его трудоустройству. А он так хочет на работу, что сил нет.
 
Ну, думаю я, бывает. Не везет мужику. Но база у него есть, опыт тоже. Будем пробовать.
 
Доложила Директору, что у меня есть кандидат. Кандидату сказала, что ответ будет не раньше, чем на следующий день, вечером.
 
Кандидат звонит мне вечером того же дня. И он… пьян. Я говорю, что ответа пока нет. Он пытается говорить со мной о высоком. Безуспешно. Прощаемся.
 
Он перезванивает мне через час. А это уже 11 вечера. Я не беру трубку.
На следующее утро мне поступает звонок с незнакомого номера. Я поднимаю трубку, а там опять он. Очень пьян. Пытается узнать как мое здоровье. И очень удивляется тому, что я опять пресекаю разговоры не по делу.
 
Вечером получаю от Директора положительный ответ – моего горе-кандидата зовут на собеседование. Я кандидату звоню, говорю, что есть приглашение. И в корректной форме предупреждаю, что если отголоски праздника будут замечены руководством, – интервью закончится в ту же секунду. Отказом. Кандидат уверяет меня, что все будет нормально. 
 
Звоню на следующий день. Часа в три. По большей части для того, чтобы проверить степень трезвости. Трубку сотового телефона берет некий друг кандидата. Утверждает, что мой кандидат уехал к маме, которой стало плохо. А друг сидит дома на телефоне. Сотовом.
 
В 10 вечера – звонок. Звонит мой кандидат и утверждает, что в назначенное время на собеседование явится. Степень опьянения – чудовищная. Кандидат говорит, что разговаривает со мной из магазина. Мне почему-то чудится, что кандидат там лежит на полу.
 
Кандидат не явился. И это был единственный раз за все мои три года в компании, когда я радовалась неявке.
 
История вторая.
 
Как-то поздним вечером, счастливо отработав, захожу в Седьмой континент рядом с домом. И так получилось, что я разговорилась с женщиной, которая завешивает овощи-фрукты. Она мне достаточно долго и грустно рассказывала о том, как ей совсем не хватает на жизнь. Приходится брать дополнительные смены. Зарплата - едва 18 000. Вот бы подработать...
 
Так грустно рассказывала, что я прониклась. И спросила, а где же ей хотелось бы подработать. Что она хорошо умеет. Женщина сказала, что все банально - прибрать, приготовить еду... Тогда я спросила, а сколько бы она хотела получать за одну уборку. Женщина сказала, что тысячу. И тихо так добавила: «Вот ты понимаешь, я ж не знаю расценок. И навязываться не хочется. А вдруг пальцем у виска покрутят? Вдруг это много».
 
На что я ей ответила, что лично меня тысяча вполне устроит. За тысячу мне хотелось бы видеть вымытый пол, сантехнику, отполированные кухонные фасады и стертую пыль на мебели в комнате. Глажка и готовка не нужна. И я спросила, можем ли мы обменяться телефонами.
 
Ответ меня, честно, порадовал. Женщина сказала, что нет. Она ищет все же нечто другое. Она ищет пенсионера, которому нужно сварить борщ. И то не всегда. «Понимаешь, есть же такие пенсионеры, которых дети оставили. С ними пообщаешься часок, – они и счастливы. Приготовишь им покушать, расспросишь о жизни. Они потом отправляются отдыхать. А я домой».
 
Занавес.
 
Вот честно, 1000 рублей за борщ и беседу, не требующую профессиональной подготовки – это и вовсе не дурно. 
 
История третья.
 
Совсем уж она бытовая, эта история. Но что было, то было.
 
К соседу приехала его сестра. Из Калуги. И так получилось, что мы с ней познакомились, перекинулись парой слов. Я спросила, как ей Москва. И выслушала длинный и опять же грустный монолог о том, как сложно в Москве с работой. А сестра бухгалтер.
 
Я начинаю девушке рассказывать о специфике рынка. О том, что в настоящий момент в Москве ищут работу 8 000 бухгалтеров с опытом. (это я ей, кстати, докризисные данные выдала. Специально для статьи проверила информацию. Уже 14 000). Говорю, что если при такой наполненности рынка она хочет, чтобы размещенное резюме работало, его нужно стараться обновлять раз в 4 часа. При этом обязательно откликаться на вакансии самой. И обязательно с мотивационным письмом. Она спрашивает, что это. Я начинаю ей рассказывать, но вижу по глазам, что ей это не интересно. Быстренько дохожу до логической точки. И девушка мне выдает: «Что Вы там говорили, раз в 4 дня обновляться?»
 
Занавес.
 
Вывод мой из сего громадного опуса следующий: если Вы чувствуете, что пора менять работу и вот прям надо-надо и хочется-хочется, – обращайтесь и мы начнем движение в этом направлении.
 
Но если в действительности на новое место работы не так уж и хочется (или вообще на работу не хочется) – расслабьтесь и позвольте себе отдохнуть. Цели, которые мы перед с собой как бы ставим, потому, что как бы надо их ставить, – отнимают слишком много моральных сил. Не мучайте себя.

следующая - предыдущая